kantseleis

Речи

- Reset + PDFПечать

Президент Кальюлайд конференции идей TEDxLasnamäe

Президент Кальюлайд конференции идей TEDxLasnamäe © TEDxLasnamäe

24.03.2018

Основной ценностью Эстонии является сила свободного выбора равных людей. Но зачастую глянцевые журналы пытаются создать у нас впечатление, что в Эстонии существует элита, а всем остальным остается подсматривать в замочную скважину, например, по телевизору вечером 24 февраля, как она живет.

Во многих демократических странах мира это действительно является серьезной проблемой. Так как хотя наследственной элиты, дворянства нет, меритократическая элита существует и точно так же обеспечила свои позиции многим последующим поколениям. Меритократия - это принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка, и, как говорит само словосочетание, завоевала свое место в обществе благодаря знаниям, смелости и трудолюбию. И представьте себе, что часть людей и в западных демократиях обеспокоена тем обстоятельством, что даже такая элита снижает социальную мобильность общества.

Меритократическая элита не воспроизводит себя с помощью денег. Она делает это через образование и связи, созданные в ходе получения образования.

И здесь мы приходим к тому, что по-прежнему делает нашу Эстонию очень приятным местом. Образование, которое мы получаем в Ласнамяэ или в Мустамяэ, приводит нас точно туда же, куда и образование, полученное в Английском колледже или Французском лицее – всё в тот же Тартуский университет и Таллиннский технический университет.

В Эстонии по-прежнему работает модель социально мобильного общества, что чрезвычайно важно как для сидящих в этом зале, так и для Эстонского государства в целом.

Очень многие демократические и развитые страны не смогли сохранить единство системы образования – единую школу.

Многих странах прилагаются серьезные усилия, чтобы ее восстановить. Но такие государства как Финляндия или Эстония, в которых единая школа поддерживалась все время, представляют собой намного более здоровое общество.

У нас каждый родитель знает, что его ребенок может стать кем-то, кем сам родитель стать не смог. Независимо от того, идут дела у человека хорошо или плохо, его дети могут построить свою жизнь как угодно. В Эстонии я не представляю себе, чтобы человек, который всей душой стремится получить высшее образование, не смог бы этого сделать. Да, людям с ограниченными возможностями получить высшее образование сложнее, чем другим, и этим мы должны заниматься отдельно, но здоровые люди на самом деле имеют равные возможности.

Да, легче ходить в школу, когда родители оплачивают лучшую частную школу и проживание. Но можно и по-другому. И в мои школьные годы встречались те, у кого денег или даже взятой из дома еды было больше, чем у других. Но могу подтвердить, что этим не определялись академические или, в последствии, жизненные успехи или неудачи моих однокурсников или других студентов нашего факультета. Определяющим фактором была собственная воля.

Это и сейчас так. В Эстонии нет высеченной в камне элиты. Да, и у нас есть уже несколько поколений успешных предпринимателей, политиков, художников или писателей, но это не имеет ничего общего с монополизацией возможностей узким слоем общества.

Например, я и Андрус Кивиряхк из Мустамяэ. Таня Михайлова из Ида-Вирумаа. Да, у нас есть музыкальная династия Кырвитс, есть унаследованный интерес к политике во втором поколении семьи Калласов, Ратасов или Мустов. Но и они все являются выпускниками наших обычных университет – таких, в которые может пойти каждый получивший среднее образование в Эстонии. Никто из нашей элиты не учился в школе со знанием того, что из этих и только из этих школ выпускаются сливки общества.

Чем же определяется ход жизни человека, если не предначертанными обстоятельствами или рождением в какой-то прослойке или месте Эстонии? На мой взгляд, таким фактором является, прежде всего, образование, а затем смелость и желание чего-то добиться. TEDx – место обмена личным опытом. Каждый может рассказать о себе. И я тоже. Поэтому наконец я расскажу и о себе.

Я жила в Мустамяэ, росла без отца. Моя мама работала врачом, а бабушка былa юристом. Советские власти обвинили ее в антисоветской деятельности, она сиделa девять лет в лагере где-то в Норильскe, и после смерти Сталина она работала на проходной одного из институтов Академии наук. В экономическом плане у меня никогда ничего не было, даже велосипеда. Могу вас заверить, по сравнению с моими одноклассниками в начальных классах у меня был ужасающий гардероб. Это потому что у нашей семьи не было никаких знакомств в сфере торговли. Но у меня была школа, примерно с 9-го класса читательский билет библиотеки Академии наук, Ученическое научное общество и, с первых курсов университета, повышенная стипендия. Не то чтобы я хотела иметь пятерки по всем, даже по так называемым «красным» предметам, но я очень хотела получить дополнительные 20 рублей, ведь 60 рублей получать намного лучше, чем 40... Хотя к моменту окончания университета ни 40, ни 60, ни 100 тысяч рублей не имели никакой ценности.

К счастью, пришли независимость и крона. Toгдa проблема заключалась в том, что уровень зарплаты по полученной мной специальности был ниже, чем плата за детский сад за двух моих детей. Пришлось в дополнение к своему образованию пользоваться другими своими качествами. я работала в частном предприятии, продавала телекоммуникационное оборудование.

Конечно я ничего не знала о той технологии, которую продавала. Сначала не знала. Ну и что - читаешь и учишься. Дальше была банковская сфера, принцип тот же – читаешь и учишься. Если сам не справляешься , идешь слушать курс по телекоммуникации в ТТУ или получаешь в том же ТТУ степень магистра по управлению бизнесом. Все равно пригодится, если хочешь выстоять в турбулентные 90-е годы.

Оттуда дальше в бюро премьер-министра, куда меня пригласил Матти Маасикас, потому что ему были нужны те идеи, которые были в моей голове. А не то, что написано у меня в дипломе. Какое злорадство со стороны общества – экономический советник премьер-министра с образованием биолога. Но мой работодатель был доволен, отношения между министерствами, c Центробанком, c Международным Валютным Фондом и Европейским Союзом складывались хорошо. Складывались, потому что мы говорили друг с другом, слушали друг друга и учились друг у друга и набирались опыта везде, где это было возможно.

Что мне помогло? Конечно, образование. Но не то, что я изучала. А то, что каждый раз, когда мне в жизни надо было что-то уметь, я изучала эту тему. Я читаю взахлеб, пока не начинаю чувствовать себя в данной теме уверенно. Я не вру, что умею и знаю. Поэтому я всегда могу спросить у более умных, потому что не стремлюсь оставить впечатление, что уже знаю.

И последнее: смелость брать на себя ответственность, которую мне предлагают. Этому меня научил коллега Хенри Каар в Hansapank. Я очень сомневалась, идти ли мне в советники премьер-министра по экономике, потому что знала, что меня начнут упрекать в отсутствии формальной квалификации – экономического образования. Окончание MBA тоже не дает академической макроэкономической компетенции, а у меня и это образование было незаконченным. Хенри сказал, не бойся – доверяй людям, которые предлагают тебе работу. Они приглашают и знают, почему.

И это стало ведущим принципом моей трудовой жизни – доверять доверию других ко мне, но работать с полной отдачей, чтобы оправдать это доверие. Не бояться, что я не справлюсь, а работать во имя того, чтобы справиться.

В Эстонии каждый может кем-то стать. Если будет учиться и не будет бояться. Я хочу, чтобы так было всегда. Элита должна быть способна к самообновлению, тогда эта элита приносит пользу обществу. Ротация должна происходить не только среди политиков путем выборов, но и во всех других сферах. В эгалитарном обществе происходит ротация, свежие идеи, новые мысли способны влиять на общество. Закрепление коррупционной власти, расслоение образования и ограничение свободной конкуренции иным образом могут оказаться для нас опасными, потому что способны уничтожить среду для лучших мыслей и идей. Поэтому призываю вас – сохранение и защита демократии самое важное из того, что мы можем сделать. Демократический политик борется на рынке при помощи идей, он не использует общественные средства, чтобы убедить людей в том, что его партия – лучшая. Эгалитарная образовательная среда – следующее, что мы должны защищать, каждый ребенок должен иметь возможности. И далее – каждый в соответствии со своими интересами и надеждами в этой жизни. По собственной воле. Желаю вам сил и успеха!